«Гуляет свадьба»

*       *       *

 

Гуляет свадьба, пир горою

И жениховская родня

Желает своему герою

Удачи завтрашнего дня.

 

Её родня скупее, суше,

Сидят, не размыкая рта,

Как будто плюнули им в души –

Не свадьба, просто маята.

 

Ах, эти смешанные браки,

Что пережить им предстоит?

Невеста – русская деваха,

Жених – простой советский жид.

 

И за столом, забитым водкой,

Сегодня вечером сидит,

Жуя деликатес, селёдку,

И жертва, и антисемит.

 

Жестокостью щека надулась

И пьяный глаз врага сверлит:

Эх, если б время вспять вернулось

Жидёнок тут же был бы бит.

 

Но внешне всё благопристойно,

Пьют за родителей, детей.

И новые сватья довольны –

Глаза им затопил елей.

 

Потанцевали, Тяжко стало

Желудки сытые трясти.

И тут же гости, как пристало,

Решили песню завести.

 

 

Там пели всё: и «Арлекино»,

И что «Всё могут короли»…

Пришло на ум России сыну

«Хавана гилу» завести.

 

Пропели, песня получилась.

Старались, не жалея сил.

И вновь оказия случилась –

Еврей запел «Эй, баргузин».

 

И эту спели. В пьяной чуши

Вдруг родилася доброта.

Она вползала пьяным в души

Словами лезла изо рта.

 

За чаем началось братанье,

Друг другу клали лучший торт,

Шли договоры о свиданьях,

О подыскании работ…

 

Забыты были молодые,

Что свадьба? Вот на золотой…

Несъеденные гуси стыли…

Шатаясь, гости шли домой.

 

Настала ночь. Жених с невестой

Подарки еле унесли.

Дай Бог, всю жизнь прожить им честно

В согласье, мире и любви.

 

А утром гости отоспавшись

Отправились по месту служб.

И в кабинетах окопавшись.

Смывали память новых дружб.

 

И с новой силой, с новым рвеньем,

Когда еврей просился взять –

С притворным, горьким сожаленьем-

Хочу! Но некуда принять.

  

А только дверь за гостем хлопнет

К секретарю, ужасно строг,

Ногой начальственною топнет!

Чтоб этих… Больше!.. На порог!..

  

Народ скиталец и страдалец,

Большая, шумная семья,

Твоя прародина Израиль,

Россия – родина  твоя…